Предвыборный «пасьянс» за невидимым закулисьем

, 2019.02.12, 17:06

Выборы выиграет тот, кого поддержит Зеленский, если он вдруг не захочет, собственно, сам до конца идти на президентский пост.

Основные события президентской избирательной кампании еще впереди, но уже просматриваются ее особенности как в плане количества кандидатов на пост главы государства, так и разнообразия состава претендентов. ЦИК зарегистрировала 44 кандидата на пост главы государства. Это Игорь Шевченко, Сергей  Каплин, Валентин Наливайченко, Виталий Скоцик, Андрей Садовой, Виталий Куприй, Евгений Мураев, Анатолий Гриценко, Геннадий Балашов, Ольга Богомолец, Инна Богословская, Виктор Бондарь, Николай Габер, Юрий Деревянко, Виктор Кривенко, Сергей Кривонос, Сергей Носенко, Руслан Ригованов, Игорь Смешко, Дмитрий Гнап, Сергей Тарута, Александр Шевченко, Роман Насиров, Юрий Бойко, Петр Порошенко, Юрий Кармазин, Юлия Литвиненко, Андрей Новак, Владимир Петров, Юрий Тимошенко, Александр Ващенко, Александр Соловьев, Олег Ляшко, Василий Журавлев, Аркадий Корнацкий, Александр Вилкул, Юлия Тимошенко, Дмитрий Добродомов, Александр Мороз, Роман Бессмертный, Илья Кива, Руслан Кошулинский, Владимир Зеленский, Александр Данилюк. Мы не случайно привели этот список зарегистрированных претендентов в президенты, т. к. он поражает своим составом – кого там только нет!

Такое впечатление, что за невидимым закулисьем чья-то искушенная рука примеряется  в различных вариантах политического пасьянса. О нынешней президентской кампании  наш корреспондент беседует с политическим деятелем Александром РЖАВСКИМ.

 

- Какие особенности в нынешней президентской кампании Вы могли бы отметить? Чем на Ваш взгляд, она схожа, и чем отличается от предыдущих?

- Компания схожа тем, что выбирают президента, и что снова в кандидатах есть Юлия Тимошенко. Схожа и тем, что есть Петр Порошенко. Отличие - беспрецедентное количество кандидатов. Они делятся на определенные группы. Есть такие, которые идут, кандидатствуют, так сказать, имея реальный шанс стать президентом. Мысль у них такова: можно разогреться, ведь впереди парламентские выборы, и если не получится пройти в президенты, тогда, во всяком случае, можно максимально привлечь  сторонников под свои идеи и свою программу. Есть такие кандидаты, которые приходят в ЦИК, сдают какие-то документы и не сдают, например, залог. Потом они на полном серьезе пытаются доказывать, что статья в законе, которая предполагает залог - неконституционна, грозятся подать иск в суд. Для меня вообще не понятны такие действия, ведь они, кроме неразберихи и потраченного времени в ЦИК, ни к чему не приводят. Есть еще категория так называемых кандидатов, которые практически не имеют шансов пройти в президенты, однако у них есть какие-то патриотические амбиции или идеи. Они пытаются раскрутить свою партию, а если не получится и партия останется малочисленной, то хотя бы проявить себя как кандидата, применяя те медиаресурсы, которые используют для избирательной кампании, и таким образом пытаются предложить себя, такого хорошего, в какие-то другие политические группы. Есть еще сугубо технические кандидаты, которые назвались таковыми только для того, чтобы получить право формировать комиссии для получения доступа к эфирам, печатным СМИ, к формированию наблюдателей, различных структур, которые могут быть участниками избирательного процесса. Сами понимаете, что потом на участках может оказаться, что у кого-то из важных кандидатов не просто два наблюдателя, а еще наблюдатели от нескольких других кандидатов - восемь, десять, все зависит от количества кандидатов.

Также, одно из отличий - появление мощнейшей медийной фигуры Владимира Зеленского. Не смотря на то, что ему пришлось играть в своих спектаклях, коротких сценках или фильмах и пьяниц, и коррупционеров, и олигархов, тем не менее о нем имеется мнение, как об очень позитивном человеке. Поэтому он многим нравится. Впервые медийная личность через медиаресурс вышла на высочайший уровень хорошо знакомого и приятного человека. Теперь идет попытка конвертации его известности в политические баллы, - такого раньше не было.

- Президентские гонки – это не Олимпийские игры, где главное – участие. Здесь борются за наивысший государственный пост. Как бы Вы в этом плане прокомментировали различные сбои на старте кампании у наиболее крупных провластных политических партий? Например, «Народный фронт», имея ярких «звезд» в виде экс-премьер-министра, целой когорты министров, не рискует выдвинуть кандидата в президенты. Чем можно это объяснить?

- Все банально просто. Это были яркие «звезды», но они давно потухли и представляют собой «черные дыры», в которые уходят рейтинги других кандидатов. Взять того же Зеленского: если он сейчас возьмет под ручку Яценюка и скажет, что они с ним политические близнецы, то, я думаю, что рейтинг Зеленского упадет в разы за довольно короткий промежуток времени.

Они были «звездами» на гребне мутной волны, поднятой Майданом, с началом военных действий, потерей Крыма. На этой псевдопатриотической волне появились такие фигуры, как Яценюк. Сегодня они не представляют ничего ни интересного, ни важного.

- Не наилучшая ситуация и в ведущей политической силе коалиции  - БПП. Что, по Вашему мнению, послужило причиной того, что лидер этой силы – действующий президент П. Порошенко решил идти самовыдвиженцем?

- Это вполне резонно и логично. Практически все обозреватели сходятся на том, что рейтинг самого Петра Порошенко выше, чем рейтинг его политической силы. И поэтому, чтобы не создавать «братскую могилу» и чтобы партийные лидеры, которые сегодня уже являются одиозными, не тянули его рейтинг вниз, и было принято такое решение. При этом нашлась красивая сказка о том, что это президент всех украинцев, его выдвигают жители Донбасса, переселенцы из Крыма, и, вроде бы как все поддерживают.

- Из президентского окружения также прошла информация, что на собрание, где запланировано выдвижение П. Порошенко кандидатом в президенты, приглашены члены правительства и мер Киева В. Кличко. Но вслед за этим пришло сообщение о том, что сразу же после посещения Давоса тот госпитализирован в австрийскую клинику. Как на Ваш взгляд: что больше повлияло на отсутствие Кличко на этом собрании: проблемы со старыми боксерскими ранами или политическая целесообразность?

- Если честно, я не пойму, почему такое огромное внимание уделяется, по сути, несущественным вещам. Какая разница? Что сделает Кличко, выступая на форумах? Что сделал Гройсман, выступая на форумах, или Парубий? Это просто смех. Разве это добавит рейтинг президенту, покажет монолитность команды? Или, может быть, кто-то посмотрит и скажет: м-м, какая сила! Не надо даже об этом говорить. Какая разница, через главный или через черный ход Порошенко зашел в ЦИК? Какая разница, кто выступал на этом собрании? Это все - неважные вещи.  

- Технологии совершенствуются не только в технике, но и в политике. Заметно ли это в нынешней избирательной кампании?

- Безусловно. Все совершенствуется со временем. Я вам скажу, что некоторые вещи, реликтовые, извлекаются «из глубины веков», как из старого сундука, например, использование кандидатов с точными фамилиями и инициалами: Тимошенко Юрий Владимирович, а не Юлия Владимировна. Конечно, слабо видящие избиратели могут не разобраться, и, скорее всего, что в бюллетене очень большой длины будет сложно выделить одну «Тимошенко» от «Тимошенко» другого, их между собой отличить. Даже когда в бюллетене номера проставлены, иногда строчки и цифры смещаются в другие квадратики. Посмотрите, какой будет бюллетень. Если на каждую фамилию приходится всего пару сантиметров, то это будет достаточно мелкий шрифт и метровой длины бюллетень. Практически посмотреть и выбрать, где ваш кандидат, будет очень сложно. С учетом того, что порядка 25-30 % электората у нас очень пожилые люди, то в этом скрывается почва для фальсификаций и злоупотреблений.

- Как Вы думаете, какой из нынешних претендентов действительно и всерьез будут бороться за свое президентское кресло? Не получится ли так, что многие из них таки будут за кресло, вот только – не для себя?

- Так и есть, многие - технические кандидаты, которые просто используют время, ресурсы и возможности, в избирательные комиссии приходят их наблюдатели только для того, чтобы президентом стал совершенно другой кандидат. Ведь те наблюдатели, которые будут считать голоса, даже случайно отданные, - это небольшой процент, но он тоже будет «добрасываться» к нужному кандидату. Например, есть два наблюдателя от какого-то кандидата в президенты, они работают на участке, и получается так, что считает каждый «своих». Он выбирает своего кандидата, на стопку себе накладывает, при помощи нехитрых манипуляций (надо же понимать, что это вечер, ночь, холодно, может еще по сто грамм выпьют, как это обычно бывает) и эти бюллетени, их там немного, можно переложить к стопке своего кандидата. Если все члены комиссии не перепроверят и все не пересчитают, то получится, что «своих» кандидатов отобрали, а «чужих» и незачем пересчитывать.

Технический кандидат нужен еще и для того, чтобы опорочить другого кандидата, оппонента. Причем, он может говорить то, что не может сказать сам кандидат в президенты. Например: может ли Ю. В. Тимошенко говорить о президенте, у которого есть бизнес в России, и он получает какие-то доходы, или тратит, или финансирует российский бюджет? Она, как профессионал, понимает, что ей это не пристало. Более того, видимо, существует какой-то неформальный, по умолчанию договор, что мы не можем так говорить. Зато какой-то оголтелый и безбашенный тип может взять премьера в охапку и попытаться вынести его из зала. Такой же человек, с «выключенным мозгом», может сказать все что угодно.

То же самое и Петр Алексеевич. Он не может многого сказать о Юлии Владимировне потому, что знает: где про нее правда, а где – не правда. Однако есть такие люди под вывеской а-ля «генерал СБУ», которые «в курсе всех дел», как Омельченко, и он режет, так сказать правду-матку. На самом деле, насколько это эффективно и насколько это правда  - не знает никто. Но избиратели подумают: он же, наверное, знает, о чем он говорит, он же понимает...

Существует так же фактор Владимира Зеленского. Выборы выиграет тот, кого он поддержит, если он вдруг не захочет, собственно, сам до конца идти на президентский пост. Зеленский может поддержать кого угодно из средне-рейтинговых людей. Не важно: Смешко, Гриценко. Садовый, конечно вряд ли, и не Ляшко, но Тимошенко и Порошенко в этом же комплекте. Скажет: «Я поддерживаю Тимошенко, и делаю вам, Юлия Владимировна, подарок на 8-е марта». То же самое, если на 23-е февраля (не как день рождения Ющенко, а как праздник бывшей советской армии) он сделает такой подарок Порошенко, и тогда того можно будет считать президентом. Таковы реалии.

- Можно ли на базе особо одиозных фигур этого предвыборного списка составить коллективный портрет политиков, выполняющих чисто техническую миссию?

- Сложно говорить о коллективном портрете. На самом деле это политически пустое место. Это больше связано с интересами и, как правило, интерес делится только на две части. С одной стороны - удовлетворение амбиций, а с другой - деньги. Больше ничего. То ли это обещание техническому кандидату место в списке другой, более мощной политсилы, то ли банально - деньги. Поэтому портрет сам по себе мало привлекательный по своей сути потому, что преследует только эти две цели. Конечно, кто-то может сказать, что есть и какая-то благородная цель, - чтобы противостоять, например, влиянию админресурса, или влиянию денег. Но, вы понимаете, что сама стоимость, даже банальной, ничтожной оплаты наблюдателей - запредельная. Откуда берутся эти «дровишки», так сказать, на оплату работы всех наблюдателей, членов комиссии? Я считаю, что сразу можно понять их несправедливое происхождение. Не скажу коррупционное или воровское, но несправедливое - точно. Представьте себе 30 тысяч участков и в среднем по 3 человека на участок с учетом членов комиссии и с учетом наблюдателей. Посчитайте: 90 тысяч человек, каждому надо заплатить по 1 тысяче гривен - это выходит 90 млн, на минуточку. Только за один день голосования, подсчет голосов в следующие полдня.

              - Как считаете, нужны ли украинской политике новые лица?

- Новые лица отличаются друг от друга. Знаете, есть люди, которые востребованы сегодня в политике. Есть такой тренд, что нужны не только новые, но и молодые лица. Новый не обязательно должен быть молодой. Но толку с того, что, допустим Парасюк - молодой политик, ему еще до тридцати лет, или, например Билецкий, или тот же казак Гаврилюк. Они все молодые, однако они все настолько старые ментально, они просто дремучие. Эта шароварщина с начала прошлого века, или, может быть, конца позапрошлого, когда национализм рассматривался как нормальное восприятие политического лона, и на нем основывалось формирование будущего государства. Поэтому, с учетом сказанного, не смотря на молодость того же Парасюка, который считает, что ногами можно избить имеющего грехи (или предполагаемые грехи) пожилого человека, на мой взгляд, это тема первой половины прошлого века, когда штурмовики и боевики в красных рубашках просто заставляли заткнуться журналистов или политиков, которые видели мир по-другому. Они считали, что именно физическим террором, уничтожением и избиением можно достичь далеко идущих политических целей. И как мы можем сказать, что действия Парасюка или Гаврилюка современны? Они не современны. А может быть, человек в годах, пожилой, и - современный. Ну, вот мне 60 лет, но я нахожусь на передовом крае всех не только новых технологий, но и нового восприятия политической формы, перспективных размышлений о том, как двигаться и развиваться человечеству дальше. А они просто застряли в прошлом веке, хотя и родились на десятки лет позже других.

- На Ваш взгляд, насколько действительно новы и перспективны  «новые лица»? И не угадывается ли за ними старые, надоевшие всем физиономии?

- Для начала нужно определить, кто у нас новые лица. Если говорить о Вилкуле, Добродомове, Богословской или других, то они - не новые лица. Они в политике уже давно. Это целая плеяда людей, которые выполняют свои технологические функции, чтобы на фоне всей этой мелочи с нулевыми рейтингами оказался «большой» Порошенко с солидным рейтингом.

Самый яркий и новый - Зеленский. Многие считают, что за ним стоит Коломойский. Я так не думаю. Зеленский уже был миллионером, снимая фильмы, работая генеральным продюсером на «Интере», и перешел в «плюсы» Коломойского только в 2012 году. Жестко он выступал еще с середины 2000-х, когда у меня состоялось с ним первое знакомство. Зеленский мне очень нравится. В нем я вижу себя молодого, 20 лет назад, с быстрой реакцией, с четким восприятием правильной или неправильной, честной или нечестной позиции. Честной не в том плане, как написано в законе (вы же понимаете, что все олигархи стали олигархами по закону), а сегодня никого нельзя привлечь к ответственности. Они ничего не нарушили, но это было несправедливо и неправильно. Вот у Зеленского - большое чувство, на мой взгляд, внутренней справедливости. Не беда, что ему 40 лет, это вполне  нормальный возраст для президента и для политика и философа. И если философия немножко отстает, то мы, те, кто постарше, ему поможем. Но то, что у него присутствуют энергия, реакция, много сил, быстрая оценка чего-то, конечно это очень хорошо. Полстраны встанет для того, чтобы помочь ему во всех делах. Главное, чтобы он сам определил принципы, по которым это все будет делать, что в первую очередь - человек, это главное, а все остальное - уже производные.

- Чем вообще определяется чистота или грязь избирательной кампании? От чего это в большей степени зависит – от количества технических кандидатов или от изощренных политтехнологий?

- Есть такие слова в моем политическом наследии, что «грязную политику делают грязные люди». Человек с чистыми помыслами не делает грязные вещи. Всегда действия любого политика и технологии надо рассматривать сквозь призму того, насколько они грязные и грязные ли они, не является ли это реакцией на еще более грязную авантюру, или, например, ту, которая невидима? Делается какая-то вещь, мы ее не видим, а видим только реакцию. Ведь что такое грязь? Грязь - это когда унижается человеческое достоинство, грязь - это когда выдумывается что-то, или мало подтвержденное «что-то» выпячивается наружу. Грязно - это когда переходят на личное и когда это личное выносится на обсуждение. Или когда применяются двойные стандарты: когда фабрика в Липецке - это хорошо, а компания, которая у Зеленского кино продает - плохо. Мы же видим, чьи каналы вещают об этом, мы видим, на чем они строят свою позицию. Знаете, как говорится: в чужом глазу соринку ищем, а в своем бревно не видим. Грязь в политике порождается, в первую очередь, грязными людьми.

Политтехнологи - люди креативные, но слегка безбашенные и циничные, предложить могут все что угодно. Я был знаком с такими, которые делали портреты конкурентов, но могли, например, увеличить… уши. Это сразу не бросалось в глаза, только при внимательном рассмотрении видишь: как бы он, но не он, глаза косили, - вот на такие моменты, чисто человеческие, обращали внимание. В результате многих просмотров у человека рождается мнение: приятен этот человек или нет? Тот, что более приятен, становится более приемлемым, чем тот, который неприятен. Все эти ничтожные голоса маленькими ручейками стекаются в победу и в копилку, так сказать, кандидата.

Критика - это не грязная технология. А вот, например, говорить о том, что кто-то упал некрасиво, кто в какой одежде вышел - это неприемлемо.  

- Ни у кого нет сомнения об огромном числе кандидатов, выполняющих весьма специфическую роль. Как Вы полагаете, у кого из нынешних претендентов на главу государства больше «помощников» с удостоверениями кандидата в президенты?

- Это очевидно.  Такие кандидаты всем известны. Это Порошенко и Тимошенко. Они - одни из самых рейтинговых, имеющие возможности как административные, так и финансовые. Никогда бы но он, ни она не могли стать президентом, или возглавлять такие кабмины с таким больным, я бы сказал, бэкграундом. Они по головам пришли к тем точкам, на которых оказались. Почему ведется целенаправленное обнищание людей? Нищий - это зависимый человек. Нищий не может быть свободным. Он зависит от того, дадут ли ему кусок или не дадут. Совсем недавно показывали какую-то богадельню, в которой за передачу личных данных выписывали возможную помощь, которую получат в марте, - тысячу гривен. У одной женщины спросили «Вы же понимаете, что вы продаете свой голос, будущее своих внуков?», а она говорит: «Вы знаете, у меня пенсия 1600 грн., 1300 я отдала за тепло и электроэнергию, вот у меня осталось 300 грн. Я еще ничего не отложила ни на какие продукты, у меня нет денег. Поэтому предложенная тысяча сегодня  мне многократно важнее в десятилетней перспективе» .

Почему хотят продать землю? То же самое. Народ обнищал и сегодня она скупится за копейки. И когда говорят: давайте не будем этого делать, то хотят просто уберечь этот ресурс. А люди, желающие по разным причинам продать свой земельный пай, просто умрут, как умерли их предшественники. Полтора поколения прошло с начала Независимости Украины,-  полтора поколения мы уже потеряли. И сегодня хотят дать какую-то землю, чтобы снова за бесценок ее скупить. Когда народ богатый, он не продаст свой голос за килограмм гречки. Эта гречка сегодня стала уже нарицательной. Когда человек смел и независим, он не боится, что его уволят с работы, он понимает, что никто не может на него воздействовать.

- Сколько,  по Вашему мнению, нужно технических кандидатов, чтобы сбить одного настоящего?

- А здесь нет такого паритета, что на одного настоящего кандидата нужно, к примеру, три технических. Дело в том, что критика кандидатов (от президента или от журналиста) не очень отличается. Я считаю, что любое заявление, сделанное каким-нибудь журналистом, ничуть не менее весомо, чем, например, об этом сказал кандидат в президенты. Почему? Потому, что кандидат в президенты заинтересован в том, чтобы поднимать рейтинг, поэтому его желание является очевидным и понятным, а у журналиста, как бы независимого, нет желания конкретного какого-то кандидата ущемить. Сегодня спрос будет на моральные авторитеты. Вот, например, как скажет об этом Нина Матвиенко? Если она кого-то назовет вором или воровкой, это сможет очень сильно сместить какие-то вещи, хотя Матвиенко и не депутат, и не кандидат, а просто известный человек.

- На украинском политическом небосклоне в связи с грядущими выборами появилось даже новое направление – кандидатство в президенты, как защита от правосудия. Как Вы это прокомментируете?

- Конечно, здесь много чего надуманно. Избирательная кампания идет три месяца, и этого мало. Более того, там есть какие-то очень незначительные послабления. Я не думаю, что это может быть чем-то серьезным, что может защитить от проступка, не говоря уже о преступлениях.

- Не секрет, что среди участников президентских выборов – не малая часть ставит целью «раскрутку» своих политических партий. В нынешней кампании число таких кандидатов много больше, чем обычно. Как это повлияет, на Ваш взгляд, на трансформацию политикума, повысит ли роль и значение Верховной Рады, которые сейчас как для страны с парламентско-президентской формой правления занижены?

- Верховная Рада, как коллективный орган, как и вся власть, присутствующая в последние 30 лет на нашей территории, безусловно, сама виновата в своем рейтинге. Для того, чтобы повысить ее значимость и ее ответственность, я думаю, нужно, в первую очередь, убрать все барьеры, которые существуют.  Не важно, что Зеленский представляет артистов - какая разница, если за ним идут миллионы? Для них он кумир, они слушают его слова. Посмотрите, какая сегодня ситуация с Венесуэлой, когда кто-то, как черт из табакерки, выскочил и сказал «Я буду президентом». Более того - это работает. Это признают Штаты, признает ЕС, но на каких основаниях? Ничего нет, так просто выгодно - выборы закончились еще в конце прошлого века.

Какой-то человек, Мишель Нострадамус новый, к примеру, говорит: «Я лидер экстрасенсов, я считаю, что нужно сделать так», у него есть в среднем 50 тысяч человек, которые проголосовали за него, не важно, из каких они территорий или регионов. Для людей наиболее важно, кого выбрать представителем и депутатом. Именно это дает возможность нам всем считать, что, действительно, он - представитель народа. Пусть представитель пятидесяти тысяч, но это - тоже часть народа. Для них это более важно, чем цена на газ, или уровень пенсии, или как будет развиваться образование. Для кого-то важно образование, и он будет поддерживать нового Сухомлинского, который выдвинул какую-то идею и за него проголосовали. Проголосовали 200 тысяч - имеем фракцию, четыре человека вокруг него. Поэтому - только прямой подсчет.

Вы скажете: «Извините, но тогда бюллетени будут по 10 метров». И тут мы подходим к моменту, который очень важен во всех выборах. Речь идет о том, что все эти избирательные процессы давно устарели. Результаты выборов должны подсчитываться исключительно в электронном виде. Не отменяем и бумажные варианты -  бывают ситуации, что кто-то не дружит с гаджетами и так далее. Однако технология должна быть электронной. Я могу привести пример: в 2000-м году я подал в Верховную Раду закон о принятии электронного голосования и электронного подсчета голосов. Он не был принят. Интересный был момент представления этого закона моему, тогда еще партнеру по фракции Петру Алексеевичу Порошенко. Это был перл, высказанный им: «Гениально. Как можно это было придумать? И вот никто не может как-то сюда влезть и сказать, что что-то не так?», я говорю: «Никто». «Супер.  А как же мы, если нам что-то надо?». Я говорю «Никак, так и задумывалось». Он говорит: «Ха! Что же ты придумал? Сколько Ющенко наберет - 25-26%, он пройдет, потом станет президентом, зачем нам вообще потом голосование?».

Очень близко к тексту рассказал эту ситуацию. Электронного голосования все боятся, как огня. Не смотря на то, что можно попытаться как-то защитить голосование, все говорят: «Нет, это невозможно». Вы знаете, есть защищенные вещи, такие, как военные технологии. Вы думаете, можно взять и вмешаться в разговор между пилотом и наземной станцией? Никогда. Есть технологии настолько защищенные, на которые наводятся ядерные ракеты, производятся многочисленные ступени всех воздействий, но они покажут только так, как надо. Есть многочисленные возможности, которые не позволят взломать систему.   

- Думающему избирателю, не привыкшему потреблять заранее заготовленную политическую «жвачку», уже приходят мысли о том, что в списке кандидатов в президенты – отнюдь не самые достойные личности. Как Вы думаете, что мешает действительно достойным кандидатам, которые  могли бы принести много пользы своей стране, выдвинуть свои кандидатуры (и речь сейчас не только о денежном залоге)?

- Залог - это ничтожная доля тех средств, которые надо потратить на избирательную кампанию. Я уже говорил выше и примерно подсчитал, сколько будет стоить 1 день для наблюдателей на каждом участке в нашей стране - 90 миллионов. Это – мало приемлемые деньги для кандидата. Если он, конечно, не глава «Нефтогаза», если он не Насиров или любой человек, живущий при власти, который может легко заплатить. Поэтому деньги - основной ресурс. Второе - это медиа. То же самое, что и деньги. У кого сегодня наша медийная функция? - У тех, у кого есть деньги. Практически, из одного ресурса вытекает в другой. Сколько стоит телеканал «1+1»? Миллиарды. Сколько стоит телеканал «Интер»? То же самое.

Сегодня мало контролируется интернет, но он уже достаточно коммерциализировался, и раскрутка в интернете тоже стоит средств. Вот у меня, например, больше сорока тысяч подписчиков, включая друзей в фейсбуке и, конечно, это уже определенная медийная сила. Есть люди, у которых подписчиков миллионы. У Юлии Владимировны  два миллиона. Понятное дело, что подобные медийные вещи имеют силу: что-то сказал, и уже два миллиона человек об этом знают. Социальные сети сами по себе - уже медийный ресурс. Но телевизор является основным ресурсом, который позволяет манипулировать пониманием избирателей. Как в фильме «Слуга народа», помните, когда подсмотренный Голобородько пост привел к такой позиции. Вы знаете, я с удовольствием наблюдаю за инновациями и, конечно же, всячески могу поддержать развитие, чтобы не было ляпов в кампании. Например, считаю зазорным, когда хватают и говорят: «У вас в России компания?». Почему бы не ответить: «Ну и что? Ну есть. Беру пример с президента». Сказано веско, жестко и правильно. А что, у нас это запрещено делать? Запрещены офшоры? Давайте все выйдем из этого поля, запретим офшоры в стране, Зеленский сдаст его первым. Конечно, то, что позволено делать Зеленскому - не позволено делать действующему президенту. Ему это можно, как кандидату. Зеленский-президент, я думаю, избавится от этого немедленно.

- Спасибо за интервью!

Беседу вела Виктория ГАВРИЛЮК

  • Сенцов, Луценко и С14: кто создает новые партии

    12 ноя, 10:27
  • Неудобный Медведчук и боязнь власти - почему в "Оппоплатформе" назревает раскол

    21 окт, 20:28
  • Митинг под ключ: как устроен рынок протестов

    10 окт, 11:08