Пять лет без Славы Веремия: воспоминания коллег

, 2019.02.18, 14:14

Прошло пять лет, как с нами нет Славы Веремия — журналиста отдела "Киев" газеты "Вести".

Человека, который совмещал в себе очень редкие качества в нынешнем быстром и циничном мире: искренность, доброту, отзывчивость, но при этом неимоверную жажду искать правду и о ней рассказывать читателям. Это случилось в ночь с 18 на 19 февраля 2014 г. Мы сдавали очередной номер газеты. Слава только вышел после больничного — ровно месяц назад, 19 января, на Майдане были первые столкновения, и ему, журналисту, который хотел сделать эксклюзивные кадры, прострелили глаз. Он не придавал этому значения, смеялся, шутил, рвался как можно быстрее на работу, поскольку во времена Майдана, пожалуй, во всех редакциях работали круглосуточно, нужна была помощь. 18 февраля он уехал домой на такси. Водитель повез его и еще одного нашего коллегу Алексея через Софийскую и Михайловскую площади. Именно в этот момент там творился кошмар: титушки нападали на машины и прохожих, избивали и стреляли. Как потом рассказал Алексей, который окровавленный прибежал в редакцию, они со Славой потерялись и что с ним, он не знает. Уже потом мы нашли его в больнице. Всю ночь врачи боролись за жизнь нашего коллеги, но под утро он умер на операционном столе. А на следующий день на пересечении ул. Б. Житомирской и Владимирской мы увидели гильзы и залитую кровью визитку корреспондента "Вестей" Вячеслава Веремия. Сейчас на месте гибели Славы установлена памятная доска, которая ежедневно напоминает каждому из нас о трагедии, которую мы пережили, но не смогли забыть.

Книга о Славе

14 февраля в НСЖУ состоялась презентация книги Вячеслава Веремия, которую по рукописям сына составила его мама Екатерина Аркадьевна. "Мы очень благодарны маме Вячеслава, она упорядочила уникальную книгу памяти, которая называется "Вячеслав Веремий. Правда жизни журналиста", куда вошли различные публикации, стихи, творческие материалы Вячеслава. Наша цель была в том, чтобы увековечить память Вячеслава, нашего коллеги, который погиб при исполнении профессиональных обязанностей. Истекает пять лет с момента его убийства, и мы продолжаем требовать справедливого наказания для убийц, заказчиков убийства. Есть некий прогресс, что организатор титушек Крысин получил тюремный срок, но сам процесс над Крысиным, попытки позволить ему уйти от ответственности — это был вызов. Позор в том, что обществу пришлось подключиться, чтобы Крысин получил наказание", — говорит "Вестям" глава НСЖУ Сергей Томиленко.

Коллеги о Славе: "Он умел замечать необычное в обычном"

Ирина Касьянова: - «Пять лет — немалый срок. Что-то забывается. Но некоторые моменты этих трех февральских дней 2014 года отчетливо врезались в память. 18 февраля я работала с утра в Верховной Раде и в редакцию вернулась уже вечером. Поздоровались со Славиком, и я села отписываться, поскольку дедлайны поджимали. Потом появилась информация о том, что в районе Михайловской орудуют титушки.

И вот, наверное, часов в 10 вечера, а, может, еще и позже, было решено, что Славик будет ехать домой на такси, торопился домой. Его жена и мать все время звонили ему — то говорили скорее ехать, то, наоборот, остаться ночевать в редакции. Его поврежденный глаз, где поменяли хрусталик, слегка отблескивал. Перед его отъездом я подошла к нему, обняться после долгого отсутствия. Спросила, как он видит. Оказалось, что больной глаз видит слабо. Он пошутил — и над своим самочувствием, и надо мной, мол, не боялась ли идти в редакцию после событий возле Рады, не надышалась ли газом? Он всегда шутил во всех обстоятельствах. Мы посмеялись, обнялись. Я сказала: "Береги себя", как обычно говорю всем. И все. Он уехал.

Через время редактору отдела "Киев", где работал Слава, стала звонить его жена, Света Кирилаш, которая беспокоилась, что Славы долго нет, и, наверное, что-то случилось... Почти всю ночь мы перезванивались с Мариной Петик, у которой тогда же, 18 февраля, побили при столкновениях сына. Она встретилась с женой Славика, и вместе они поехали в больницу скорой помощи. Марина сказала, что позвонит, если нужна будет помощь. Я задремала часа на два и очнулась от сообщения — Славик погиб.

Тогда же, полуночью-полуутром, мы решили искать свидетелей нападения на Славика. Я мониторила соцсети и нашла сообщение представителя ДемАльянса Эвелины Мартиросян. Так у нас появились первые свидетели той ужасной ночи.

Прошло пять лет, но тяжесть на душе, боль, так и остались. Как остались и вопросы, главный из которых — а можно ли было Славика уберечь? Он как будто бы рвался к своей преждевременной смерти. То 19 января, когда пошел на Грушевского сменить Катю Стулень, пробывшую в эпицентре событий полный рабочий день, сильно замерзшую и попросившую сменить ее. Слава в итоге пробыл там недолго и заработал травму глаза. Ему под ноги упала светошумовая граната, осколки оставили следы по всему телу, а один разбил очки, стеклом от которых был травмирован глаз. И в роковой вечер 18 февраля 2014 года он поехал опасным маршрутом. Потом снимал из такси заварушки на телефон, чтобы выслать в редакцию.

Он до конца оставался журналистом. Ведь всегда, где бы ни находился, он старался снять событие и выслать в редакцию фото или видео. Так было с авариями, которые попадались ему на пути, с пожарами, которые он бежал снимать, если находился поблизости. Он вел себя в ту ночь так, как вел себя все долгие годы в прессе — не попытался скрыться, а снимал то, что может стать очень важным.

Славику навсегда осталось 33, буквально через четыре дня ему исполнилось бы 34.  А писать он начал еще в школе. Так получилось, что в 1996–1998 годах я работала в издании, в котором было детское приложение, куда писали школьники. Слава был одним из авторов.

А как с дипломированным специалистом я с ним столкнулась в "Газете по-киевски", где он был журналистом, потом редактором отдела "Киев". Позже мы его позвали в газету "Сегодня", откуда всем отделом перешли в "Вести". Именно Киев был главной темой в его журналистской практике. Он умел замечать необычное в примелькавшемся. И если даже шел по одному заданию, по пути успевал замечать какие-то изюминки. Тогда, в 2013-м, помню, он принес историю из метро о жизни птички на одной из станций — с комментариями сотрудников метрополитена, рассказами пассажиров метро. Это было и смешно, и трогательно.

В "Газете по-киевски" он нашел и свою любовь. Отношения Славы и Светы развивались у всех на глазах. Я до сих пор помню ее слова о Славе: "Ира, я бы хотела прожить со Славой всю свою жизнь. Пока смерть не разлучит нас. Ведь Слава — он такой необыкновенный".

Сейчас Света воспитывает сына Максима, ему уже девять. И он Славу никогда не забывает. А Славик… Славик очень любил свою семью — жену, сына. И говорил о них, наверное, чаще, чем другие о своих близких. Я думаю, что последние его мысли были тоже о них — как они останутся без него…»

Анастасия Браткова: - «Говоря о Славе сегодня, у меня на лице улыбка. Он был искренним, по-детски честным и отзывчивым человеком. Он не знал слова "нет", он не умел конфликтовать, его радовало абсолютно все. Даже тополиный пух, скопившейся под дверьми редакции, — "белую простынь" было весело поджигать. При этом Слава мечтал о серьезном. Он, парень из обычной семьи, хотел сам заработать на квартиру для супруги и сына. Ипотека, кредит, две работы — он обсуждал и продумывал все варианты. Он очень любил свою семью, гордился всеми достижениями сына, старался не расстраивать жену даже опозданием. Наверное, лучше всего описывает Славу трагедия, произошедшая с ним за месяц до того, как его убили. Осколок поранил его глаз. Дальше — Александровская больница. В отделении таких, как Слава, были десятки. И все коллеги по цеху: операторы, репортеры. "Настя, давай пропустим ребят. У меня вроде бы не так все трагично. Пусть идут первыми", — пропускал он ребят с окровавленными лицами перед собой, сидя к окулисту в очереди. Раненый глаз Славы больше не видел».

Ольга Байвидович: - «2011 год

— Славик, ты представляешь, он сделал то и то.

— Оль, может, ты не мне об этом расскажешь, а какой-то подружке?

— Какой подружке, ау, ты же знаешь, что ближе у меня нет никого. Мы же с тобой с утра до вечера.

2012 год.

2013 год.

2014 год. Январь. СМС:

— Ну что, восстановили зрение?

— Да не совсем. Один глаз видит, а второй не очень.

— Зато тебе не придется теперь решать вопрос с костюмами на Новый год.

Чуть позже. СМС:

— Как зрение?

— Все ок. Теперь тебе не придется, если что, искать партнера на новогодний корпоратив. Твой Слава Депп.

2014 год. Февраль. Переписка в скайпе:

— Ты что, на работу пришел?

— Ну да, вышел с больничного — нашим надо помочь.

— Ты только никуда не лезь.

— Ты что, я все понимаю.

Утром:

— Славика убили.

Я до сих пор не понимаю, как это могло произойти».

ИСТОЧНИК: https://vesti-ukr.com/strana/325577-pjat-let-bez-slavy-veremija-vospominanija-kolleh

  • На Кировоградщине члены избиркома под сейф приспособили кастрюлю (фото)

    20 июл, 22:42
  • В мире разумных государств нет наказания за инакомыслие

    16 июл, 17:42
  • В Киеве ирландец почти месяц жил на улице, просил еду у прохожих и хотел умереть (видео)

    15 июл, 09:37